Отставки - джентльменские и не очень
Параллели ArmenianReport

Наша аналитика
11 Июля 2018 - 10:16

 1208

    Можно ли считать, что преступник явился с повинной тогда, когда его уже пришли арестовывать?

    День 9 июля запомнился как день отставок.

    Ушел со своего поста мэр Еревана Тарон Маргарян, ушел директор Всеармянского фонда «Айастан» Ара Варданян. В далеком туманном Альбионе ушел в отставку глава МИД Великобритании импозантный Борис Джонсон.

    Рассмотрим отставки наших государственных (или окологосударственных) мужей.

    И Маргарян, и Варданян написали душещипательные послания, в которых обратились к соотечественникам, прокомментировав мотивы своего ухода.

    «На протяжении пройденного вместе пути я пытался услышать голос каждого из вас и шаг за шагом решать проблемы столицы, был верен своему обещанию и своим программам. В этом смысле я надеюсь на снисходительность всех наших сограждан за то, что наш совместный путь прерывается», - писал Тарон, сын бывшего премьер-министра Андраника Маргаряна.

    Ара Варданян хотя бы попросил прощения: «Общенациональное доверие, имя фонда «Айастан» – превыше всего, поведения и предпочтений любого человека... Вчера я подал заявление об отставке, осознавая, что мое дальнейшее пребывание на этом посту повредит реноме фонда «Айастан».

    Я глубоко сожалею, что поневоле очернил имя фонда «Айастан». Дорогой народ, хочу попросить прощения у всех вас, у всех доноров фонда».

    Казалось бы, полные сожаления и раскаяния послания. Но скажите мне, дорогие читатели, почему эти раскаяния зазвучали только сейчас, после бархатной революции? Почему у них - у Маргаряна в течение семи, а у Варданяна - в течение девяти лет, не просыпалось чувство ответственности?

    Мы помним «вехи» деятельности Тарона Маргаряна. И его бездарное решение с биотуалетами, и его конфликт с общественностью из-за территории парка Маштоца, и его нежелание решать бытовые проблемы жителей квартала Сари таг, и его уродование во имя интересов олигархов одного из шедевров ереванской архитектуры - Крытого рынка, и равнодушие в вопросе отжима строительными компаниями жилья у ереванцев, и, наконец, позорный конфликт с оппозиционерками из Совета старейшин, когда женщины принесли в зал заседаний нечистоты, «ароматами» которых вынуждены дышать жители Нубарашена. Помним мы, как еще в 2014 году поднимался вопрос, откуда у чиновника, занимавшего, казалось бы, весьма скромные государственные посты, такая «кучерявая» декларация о доходах - там были указаны и многочисленные квартиры, и помещения, и земельные участки, и престижные автомобили. Поговаривали, что ему принадлежит ряд предприятий, в частности, ходили слухи, что автобусные остановки для ереванских улиц производятся на его предприятии.

    Апогеем же коррупционной деятельности молодого мэра стал фонд «Ереван», в который предпринимателей призывали перечислять деньги, обещая беспроблемную деятельность.

    То есть, обвинения в нечистоплотности звучали и раньше, но градоначальник не считал нужным уходить в отставку или хотя бы извиняться.

    И только когда в Армении произошла смена власти, и новые силовики стали вытаскивать коррупционеров «за ушко да на солнышко», вот тогда Тарон Андроникович решил пойти на попятную - иначе себе же дороже бы стало. Если он избран демократическим путем - так зачем же было ему уходить? Премьер Никол Пашинян ведь обещал, что вендетты не будет. Значит, кое-какие грешки за Тарончиком водились!

    То же самое можно сказать и про Ару Варданяна.

    Напомним, что 2 июля он был подвергнут приводу по подозрению в присвоении средств и злоупотреблении полномочиями служащего общественной организации. В частности, владея предоставленной фонду кредитной картой на 25 млн. драмов, Ара Варданян использовал эти средства в личных целях, в том числе делая ставки в онлайн-казино.

    И вот теперь, когда перед ним замаячили нерадужные перспективы оказаться в местах, где небо в клеточку, он стал биться в истерическом раскаянии.

    Знаете, на что это похоже? Когда к гражданину, подозреваемому в совершении преступления, полицейские начинают стучать в дверь, он понимает, что пришли за ним, а отвертеться не получится, то начинает писать явку с повинной. Нет, дорогие мои, не бывает таких явок с повинной.

    Чем-то их поведение мне напомнило и действия советских партократов в начале 90-ых. Он прекрасно знали, что творится в верхах КПСС, какого масштаба приписки совершаются, какие идут хищения, какая творится несправедливость по отношению к простым гражданам, какое к ним наплевательски-бюрократическое отношение, знали, что всюду процветает кумовство, а о том, что моральный кодекс коммуниста они, простите, использовали как туалетную бумагу, и говорить не приходится, - но они до последнего сидели в своих уютных креслах. А когда стало очевидно, что колосс системы разваливается, то сразу записались чуть ли не в диссиденты.

    Можно подавать в отставку, но при этом надо уметь сохранить лицо.

    Можно уходить по-английски, по-джентельменски. Пример такого ухода в тот же день показал министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон.

    Его отставка была красивой, идейной. Б.Джонсон не был уличен в коррупции, или в каком-то аморальном поступке, ему не грозил арест, у него всего лишь имелись политические разногласия с премьер-министром страны. Джонсон сообщил, что решение оставить пост связано с тем, что в правительстве не разделяют его позицию по Brexit. По мнению экс-министра, идея Brexit умирает, а курс премьер-министра Мэй свидетельствует о том, что Великобритания движется «к статусу колонии», что не дает стране каких-либо экономических или политических преимуществ.

    Это пример совсем другого ухода. Нет раскаяния, слез, просьб к снисхождению. Государственный муж ушел с достоинством.

    К счастью, подобная политическая культура уже начинает проникать в Армению - когда чиновник не цепляется за место, а, защищая свои гражданственные убеждения, готов оставить свой пост. Пример этого показала нам около месяца назад министр труда и социальных вопросов Мане Тандилян, не согласившаяся с премьер-министром Армении Пашиняном в вопросе пенсионной реформы. Позже им, правда, удалось договориться, и дама забрала свое заявление, но это уже детали. Но факт то, что новый чиновник Армении не цепляется за свое кресло и готов его покинуть, когда не соглашается с политикой руководства, а не тогда, когда уже «терять нечего».

    Самвел Оганесян
    ArmenianReport

     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх