Когда осадок от противоречий хуже жестокой правды
Наблюдения Наиры Айрумян

Политика
13 Сентября 2018 - 20:11

 615

    Противоречия в показаниях государственных мужей - везде: и по делу 1 Марта, и по покупке гостиницы, и по обсуждению статуса Карабаха.

    События последних дней вынесли в публичное пространство такое количество информации – «белой и черной», что вряд ли в ней можно разобраться без пол-литра. В информационном пинг-понге сложно разобраться, кто врет, а кто говорит правду – да это и не важно в обществе, которое пытаются разделить на черных и белых. Белые всегда правы, а черные всегда врут.

    И все же, озвучим несколько вопросов, по которым кто-то из говоривших явно лжет.

    Первое: звонил ли судья Ваге главе СНБ Артуру Ванецяну? В опубликованной записи переговоров глав СНБ и ССС Ванецян говорит, что напуганный судья (кажется, Ваге) позвонил ему по вопросу ареста Кочаряна. Уже на пресс-конференции после обнародования записи Ванецян сказал, что он не звонил судье. Сам судья Ваге утверждает, что не знает лично Ванецяна и никому не звонил.

    Второе – Роберт Кочарян долгое время утверждал, что у него в Армении нет ничего (незаконного). От насухо отрекался от всего, что ему приписывают. Глава ССС Сасун Хачатрян, однако, заявил, что Кочарян получил гостиницу Конгресс за 6 млн. взятки. Кочарян вчера признал в интервью, что купил гостиницу в 2014-15 гг.., но не давал взяток. Что еще признает Кочарян?

    Третье – глава ССС Сасун Хачатрян утверждал на пресс-конференции, что полицейского Тиграна Абгаряна 1 марта 2008 года спецназ убил, чтобы Кочарян получил возможность объявить чрезвычайное положение. Вчера в интервью радио Свобода мать Тиграна Абгаряна заявила, что когда Кочарян объявил по телевизору о введении чрезвычайной ситуации, ее сын был еще жив. Его убили через несколько часов после этого.

    Четвертое. Тот же Сасун Хачатрян утверждал, что военные стреляли 1 марта, имея на это приказ. При этом нынешний глава Генштаба Армении Артак Давтян заявляет, что приказа стрелять у армии не было, а если и были выстрелы, то они были сделаны в частном порядке. При этом министр обороны Давид Тоноян назвал факт вовлечения армии в события 1 марта очевидным.

    И пятое. Вчера в парламенте произошла полемика между Арменом Ашотяном и Николом Пашиняном. Пашинян утверждает, что в документе, который сейчас обсуждается по карабахскому урегулированию, статус Карабаха не упоминается. Армен Ашотян заявляет со ссылкой на Сержа Саркисяна, что переговоры велись именно вокруг статуса.

    Сложно выяснить, кто прав, когда речь идет конфиденциальных документах и давно минувших событиях. Но осадок от противоречий хуже, чем если бы выяснилась жестокая правда.

    Lragir

     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх