Вадим Дубнов: «Договориться с карабахцами, думаю, у Пашиняна не получится: кризис будет довольно долгим»
Интервью

Политика
24 Августа 2019 - 12:05

 1352

    «Заявление о том, что «Арцах – это Армения, и все» – это некая концовка всей этой декларации, с которой он приехал в Нагорный Карабах».

    Одним из наиболее примечательных и интересных акцентов развернутого выступления премьер-министра РА Никола Пашиняна на площади Возрождения в Степанакерте 5 августа, несомненно, было выражение «Арцах – это Армения, и все», закрепленное лозунгом «Миацум», поднявшим на ноги в 1988 году сотни тысяч людей, все армянство. В прессе проходят активные обсуждения вокруг этих высказываний. Но пока неясно, насколько это послание Пашиняна повлияет на политику Армении, официального Еревана по вопросу Арцаха.

    Собеседник Первого Информационного – политический обозреватель службы «Эхо Кавказа» пражской радиостанции «Свобода» Вадим Дубнов.



    – Господин Дубнов, как Вы думаете, какова была цель подобного заявления Пашиняна и какова его политическая значимость? Она предполагает изменение армянской дипломатии в вопросе Арцаха?

    – Прежде всего, я думаю, не стоит переоценивать сенсационность этого заявления. Поскольку оно скорее всего ближе в жанровом смысле ко всем остальным словам, дальним стратегическим целям – довести до 2050 года число населения страны до 5 млн. человек, создать 1,5 млн. рабочих мест, 15-кратное увеличение ВВП, победить на чемпионате мира по футболу и т.д.

    А в политическом плане Пашинян этим заявлением продолжает набор очков во всей этой интриге, связанной с Карабахом. Думаю, этими шагами, прежде всего, идет подготовка новой модели отношений с Карабахом, преодоление внутриполитического кризиса в Карабахе. Публикация BBC о том, что, согласно оказавшимся в их руках следственным документам, 1 Марта 2008 года в демонстрантов стреляли отряды из Карабаха, явно будет способствовать углублению этого кризиса. И думаю, что все это взаимосвязано в одну интригу. Это главное обстоятельство.

    А побочным следствием, думаю, является то, что Пашинян сознательно берет паузу в переговорах с Баку, потому что, как бы там ни было, Баку в любом случае будет обвинять Ереван в торпедировании переговоров. А Ереван будет отвечать, что не имел в виду ничего плохого, то есть разговор перейдет в идеологическую плоскость. Но, тем не менее, думаю, что в переговорах будет пауза, поскольку обе стороны сейчас понимают, что форсирование переговоров ни к чему не приведет. Я не думаю, что все это имеет реальное отношение к «Миацуму».

    – То, что Пашинян выступит с заявлениями о внутриполитическом кризисе в Арцахе, призывами к единству, было ожидаемо. Но какой смысл провозглашать эти долгосрочные цели? Во-вторых, в своем выступлении он предложил ли формулировку решения по преодолению этого внутреннего кризиса?

    – Не думаю, что сегодня этот кризис разрешится. Думаю, что он был в какой-то степени неизбежен. Возможно, другая политическая прагматика предполагала продолжение кризиса в нынешней вялотекущей форме. Пашинян, наверное, предпочел не без помощи карабахских коллег перенести проблему в открытую плоскость и теперь, я думаю, что просто делает свой ход в полемике с карабахскими коллегами, потому что договориться с ними, думаю, у него не получится: кризис будет довольно долгим. И сейчас речь идет не о преодолении кризиса, а о продолжении этой полемики.

    В этом смысле это был пашиняновский ход, а заявление о том, что «Арцах – это Армения, и все» – это некая концовка всей этой декларации, с которой он приехал в Нагорный Карабах, чтобы представить не только собравшихся на площади людей, но и своих коллег.

    – А кто, на ваш взгляд, будет следующим президентом Арцаха? Есть ли приемлемый или предпочтительный кандидат для Еревана? Или вы считаете, что подобного вопроса пока нет на повестке дня?

    – Думаю, подобный вопрос пока не стоит, определена более или менее приемлемая промежуточная фигура. Но не думаю, что это окончательное решение. Ереван, насколько это возможно, будет уходить от персональных симпатий в силу того, что пока не определена сама роль и значимость Еревана в политической жизни Степанакерта.

    – Вы упомянули утечку информации, организованной BBC в связи с расследованием дела 1 Марта. Некоторые армянские эксперты считают, что она напрямую связано с выступлением Пашиняна и, по сути, было ответом на призыв национального единства и лозунг «Миацум». Иными словами, в Степанакерте премьер-министр Армении говорит о необходимости осуществления всеармянской революции, говорит, что весной 2018 года Арцах встал на путь Армении и революции, крепко защищая этот тыл и придавая большую силу революционным процессам, призывает к единству, говорит, что Арцах – это Армения, и все, и на этом фоне, всего лишь спустя два дня, по удивительному совпадению, авторитетное средство публикует дошедшие до него сведения, очевидно ставя акцент на том, что то, что в Ереване в демонстрантов стреляли доставленные из Карабаха силы, а не другие силы, например, подразделения внутренних войск полиции, которые также находились на месте происшествия и были втянуты в столкновения. Вы видите такой подтекст в этой публикации?

    – Я уже сказал, что не нужно переоценивать прозвучавшие в выступлении Пашиняна послания. Думаю, сегодня никто всерьез не говорит о «единении», за исключением отдельных персонажей в Карабахе. Думаю, эта утечка каким-то образом связана с тем, что было сказано на площади. Могут быть разные и совершенно правдоподобные версии, и вполне допускаю, что это может быть делом рук как противников Пашиняна, так и людей, поддерживающих Пашиняна. Это вещи, которые друг с другом связаны, и, думаю, в ближайшее время мы все это поймем.

    1in

     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх