Маркедонов в контексте осквернения памятника Грибоедову в Ереване объяснил, почему «война с памятниками отвратительна»

Политика
03 Декабря 2019 - 17:41

 500

    «Маргинальное движение Шанта Арутюняна и его сына Шагена не может быть идентифицировано с правительством Никола Пашиняна».

    Ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов на своей странице в Facebook прокомментировал ситуацию с осквернением памятника Грибоедову в Ереване.

    Накануне сын радикального армянского политика Шанта Арутюняна - Шаген Арутюнян написал в своем Facebook-e, что облил красной краской памятник Грибоедову в отместку за то, что несколько недель назад в российском городе Армавире была закрашена черным памятная доска армянскому национальному герою Гарегину Нжде.

    «История с актом вандализма в отношении памятника А.С. Грибоедову в Армении. Как человек неравнодушный, не могу не отреагировать тезисно. В качестве введения. Война с памятниками отвратительна», - написал он.

    Эксперт представил свою позицию по пунктам.

    «В очередной раз мы видим, что СМИ двух стран не на высоте. Снова нет знаний деталей, нюансов, снова обобщения, в которых теряется содержание. […] Снова лепят штампы. А сколько семинаров и конференций по информационному сотрудничеству! Вагон! А коснись что, так и знать не знаем проблему», - пишет он.

    В качестве второго пункта политолог отметил, что «нет никакого юрлица «армяне», равно как и такого политического субъекта нет».

    «И быть не может. Есть армянские политики, армянские партии. Они разные. И маргинальное движение Шанта Арутюняна и его сына Шагена, заработавшего себе славу нового Герострата (только дым пожиже и труба пониже), не может быть идентифицировано с правительством Никола Пашиняна. Который, к слову, совсем не объект моего обожания. Но почитайте же, черт возьми, заявление его пресс-секретаря хотя бы. Или вице-спикера парламента Симоняна. Все же в доступе», - говорит он.

    В-третьих, Маркедонов считает, что стоит также иметь в виду, что «мы живем не в вакууме».

    «И нынешняя ситуация разыгрывается разными игроками. В Армении и вне ее. Стоит ли энергично играть во все игры, чьи правила придуманы не нами? Риторический вопрос!», - утверждает он.

    Четвертым пунктом эксперт коснулся фигуры Гарегина Нжде, которая «в Армении и в армянской диаспоре вызывает серьезные споры и неоднозначно воспринимается».

    «С одной стороны, отмечается его значительная роль в национальном движении начала ХХ века и в создании вооруженных сил «первой республики» (1918-1920). С другой, подвергается критике сотрудничество Нжде с нацистами в период Второй мировой войны. Для либерального политического спектра неприемлемыми являются взгляды Ндже о приоритете «традиционных ценностей» и «национальной чистоты», а также его увлечение язычеством. Для армянского национального нарратива - не лучшая аттестация», - отмечает он.

    В этом контексте Маркедонов напомнил, что идеи цехакронизма (Цехакрон (религия рода) – учение Гарегина Нжде – ред.) «были подняты на щит отнюдь не «революционером» Пашиняном, а Республиканской партией Армении и Сержем Саргсяном (третий президент Армении – ред.)».

    «И заметим, особых криков не было, почему сторонники Нжде подписали соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией». И, напротив, Левон Тер-Петросян (первый президент Армении – ред.), которого называют духовным отцом Пашиняна, всегда был весьма критичен в отношении к Нжде и его наследию», - пишет он.

    Политолог указал также на самый сложный, но важный для понимания момент.

    «В постсоветских республиках происходит национализация исторического нарратива. И в Армении поклонение Нжде (в определенных кругах) вполне сочетается с высокой оценкой советских маршалов Баграмяна, Бабаджаняна, адмирала Исакова, героя–летчика Нельсона Степаняна, большевиков Шаумяна и Мясникяна, первых секретарей ЦК Демирчяна, Кочиняна и Заробяна. Нжде не вытесняет Баграмяна! Вот что надо четко усвоить тем, кто изучает страну», - подчеркнул он.

    По словам эксперта, вопрос в данном случае не в отношении к тому или иному персонажу.

    «Для меня лично все эти игры вокруг Армянского легиона – демонстрация стратегической слепоты. Но одно дело - личные моменты, а другое - осмысление логики национальной историографии. С пониманием этой логики, хотя бы и с ее неприятием. И, конечно, без упрощенчества. Крупнейший концертный комплекс Еревана носит имя Демирчяна, а один из главных проспектов – Баграмяна. На первый план выходит не антитезис советский-антисоветский, а свой-чужой. И этот этап проехали еще в 1989 году», - говорит он.

    Маркедонов убежден, что советизировать заново нарратив в Армении или в Азербайджане не получится.

    «И было бы правильным акцентировать внимание на перспективах и на интересах настоящего. А это намного важнее, чем война с памятниками!», - резюмировал он.

    Новости-Армения

     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх