Наверх


    РСМД: Армения выступала на встрече 11 января как «ведомый», занимая заведомо слабую и пассивную позицию

    ПОЛИТИКА - 22 Января 2021 - 23:52  |  Просмотров - 288

    «По сути, ереванская политическая элита предала народ Нагорного Карабаха».

    11 января 2021 г. в Москве прошла трехсторонняя встреча президентов России, Азербайджана и Армении. Ее итогом стало совместное заявление, предполагающее дальнейшую работу по реализации п. 9 Трехстороннего заявления от 9 ноября 2020 г., положившего конец 44-дневной войне в Нагорном Карабахе. Напомним, в п. 9 говорилось о «разблокировании всех экономических и транспортных связей в регионе», в частности, транспортного сообщения между Азербайджаном и Нахичеванской республикой, при этом контроль за ним будут осуществлять российские пограничники, пишет Российский совет по международным делам.

    Заявление от 11 января предполагает создание трехсторонней рабочей группы на уровне вице-премьеров, начало ее работы до 30 января 2021 г., создание экспертных групп, предоставление перечня и графика мероприятий до 1 марта 2021 г. Сроки, как видим, достаточно жесткие. При этом приоритетом провозглашено железнодорожное и автомобильное сообщение и предполагается «восстановление и сооружение новых объектов транспортной инфраструктуры».

    Столь напряженный график связан, думается, со стремлением помешать возможным попыткам ревизии соглашений от 9 ноября со стороны внерегиональных игроков, в первую очередь, США. Мы рано списали со счетов Вашингтон, которому в самом деле было не до Нагорного Карабаха ни непосредственно перед президентскими выборами, ни сразу после них.

    Вполне возможно, что Джо Байден после своей инаугурации сочтет, что фактическое исключение США (как, впрочем, и Франции, но Париж, думается, более-менее удовлетворен сегодняшней ситуацией, когда Россия «сыграла» за всю Минскую группу и спасла остатки НКР) из процесса урегулирования и, соответственно, усиление веса и роли России в региональной политике неприемлемы. В этом случае, возможно, Вашингтон начнет подыгрывать присутствующим в армянском обществе настроениям исторической травмы и обиды на весь мир, в первую очередь, на Россию. И это при том, что Запад, по сути, во время 44-дневной войны бросил Армению и Нагорный Карабах на произвол судьбы, не предприняв серьезных дипломатических шагов для прекращения вооруженного конфликта. Теперь, конечно, можно «поучаствовать» в мирном процессе, влезая в него, как слон в посудную лавку, лишь бы ограничить российское влияние. Вполне возможно, что подобные действия будут на руку некоторым силам в армянской власти, заинтересованным в продолжении игры на балансе сил между Западом и Россией. Как показал опыт последних лет, игре абсолютно бесперспективной.

    Необходимо отметить, что в случившемся осенью вокруг Нагорного Карабаха виновата не Россия. Странно было бы обвинять и Азербайджан, который просто использовал удобный момент и реализовал свои давно разработанные планы. Вина лежит на Ереване, на армянской политической элите, впавшей в самоуспокоенность победителя, не просчитавшей алгоритмы действий Баку, максимально ослабившей армейское руководство страны перед началом войны, преследуя перед этим сиюминутные политические цели. Наконец, не оказавшие действенной поддержки Арцаху в самый тяжелый момент: здоровые молодые парни лучше бы не штурмовали здания парламента и правительства, а защищали Шуши. Уже не говоря об основной части вооруженных сил Республики Армения. По сути, ереванская политическая элита предала народ Нагорного Карабаха. Не лучшим образом себя проявила и оказавшаяся абсолютно дисфункциональной армянская диаспора в других странах. Единичные случаи приезда добровольцев не меняют общую картину. Почему Азербайджан выиграл информационную войну? Потому что на протяжении десятилетий основной вектор информационной политики Еревана и армянской диаспоры был направлен почти исключительно на армянский мир, а информационная политика Баку, при всех ее минусах, при всем ее фактическом убожестве, имела единственным адресатом общества других стран.

    В Азербайджане итоги январской встречи были восприняты как очередная победа: «Армения получила второе сокрушительное поражение». В Армении значительная часть общества восприняла их как очередное предательство со стороны Н. Пашиняна. Обе трактовки не отражают действительность. Но, по сути, Армения выступала на встрече 11 января как «ведомый», занимая заведомо слабую и пассивную позицию и не определяя даже тематику переговоров. Азербайджан, следуя в фарватере российской позиции, реализовывал при этом собственные интересы и успешно блокировал имевшие место, судя по всему, армянские попытки увести разговор в сторону.

    Армянская сторона, очевидно, пыталась поднять и попытаться хоть как-то решить два вопроса — о возвращении военнопленных (взятых в плен в Гадрутском районе в начале декабря армянских военнослужащих, численность которых сначала определили в 62, а затем — в 120 человек) и о будущем статусе Нагорного Карабаха. Даже по первому вопросу добиться какого-либо продвижения не удалось: азербайджанская сторона соглашается говорить только о пяти военнопленных, считая остальных задержанных диверсантами и обещая предать их суду. Впрочем, думается, что с помощью России решить этот вопрос все-таки удастся.

    С вопросом статуса ситуация гораздо более сложная — он сложен в самый «дальний ящик» переговорного процесса, причем, вроде бы, по договоренностям лидеров трех стран от 9 ноября. В том, что вопрос о статусе потерял свою актуальность после поражения Нагорного Карабаха в 44-дневной войне, «заслуга», в первую очередь, самого Еревана, не признавшего независимость НКР. Можно долго рассуждать о том, почему это произошло, но факт остается фактом: тема для переговоров, по крайней мере, в ближайшей перспективе, отсутствует, в связи с тем, что армянская сторона утратила свой основной и почти единственный козырь — оккупированные районы вокруг бывшей НКАО. Теперь Еревану и Степанакерту практически нечего положить на стол переговоров.

    Поэтому по взаимному согласию по крайней мере Москвы и Баку (Еревану было некуда деваться) вопрос о статусе возвращен туда, где он решаться не будет, — в Минскую группу ОБСЕ. Армянская сторона может, конечно, и дальше возлагать на нее надежды, но, как не было никакого продвижения по этому вопросу в Минской группе с 1992 г., так его не будет и дальше. Минская группа похожа на очень дорогого покойника — он уже ушел из жизни, но никто не хочет это признать, поэтому лучше сосуществовать с таким привычным и удобным форматом, чем жить в новой реальности и без него.

    Сейчас единственным гарантом безопасности в регионе и мирного будущего для армян Карабаха является Российская Федерация. Российские миротворцы гарантируют и поддержание стабильной и безопасной связи между Арменией и Нагорный Карабахом через Лачинский коридор в его нынешнем или трансформированном виде. Разблокирование коммуникаций и, тем более, создание атмосферы хотя бы минимального доверия между армянской и азербайджанской сторонами — процесс очень долгий, за пять и даже 10 лет его не решить. Поэтому необходимо признать, что российские миротворцы в регионе — это надолго.

    Разблокирование коммуникаций, конечно, соответствует интересам не только Баку и Москвы, но и Еревана, но внутренний рынок Армении очень невелик, большого выигрыша здесь не будет. С другой стороны, открытие дорог — в интересах Турции, получающей в свое распоряжение несколько прекрасных транспортных коридоров. Возможно, именно поэтому Анкара удовольствовалась малым, ограничившись созданием совместного российско-турецкого центра мониторинга в Агдамском районе, где будет находиться по 60 военных от каждой из сторон. Конечно, это только на данном этапе, в дальнейшем формат турецкого участия может и измениться, но пока амбиции Анкары оказались невелики.

    Вполне очевидно, что на первых этапах (вероятно, в течении достаточно длительного времени) транспортные коммуникации между Арменией и Азербайджаном будут действовать в режиме «пломбированных вагонов», ждать здесь в обозримой перспективе возобновления движения пассажирского автомобильного транспорта и пассажирских поездов не стоит. Таким образом, само по себе восстановление транспортного сообщения не скажется на восстановлении коммуникаций между армянским и азербайджанским обществами. В реанимации отношений между ними значимую роль, при желании, могут сыграть как раз неправительственные организации. Вот целое поле для их деятельности, если, конечно, спонсоры сочтут необходимым выделять на это гранты.

    Рано или поздно к вопросу статуса Нагорного Карабаха все равно придется вернуться, и, видимо, его решение будет найдено уже вне рамок Минской группы, путем соглашения между сторонами. Гарантом такого соглашения может быть только Россия, хотя, возможно, более стабильным и устойчивым решением будет то, которое сможет иметь нескольких гарантов — то есть Россию, Иран и Турцию. Кстати, кроме варианта независимости НКР возможны и другие — например, кондоминимум, то есть совместное владение. Однако заглядывать так далеко — сложно.

    News.am






Лента новостей

    ВСЕ НОВОСТИ