Наверх

НАША АНАЛИТИКА

Стратегия трансформации Армении до 2050 года. Кто доживет, тот увидит?   Скептицизм ArmenianReport

18 Января 2022 - 22:48 1599

    Тевос Аршакян
    Аналитик ArmenianReport

    Власти прибегают к спекуляции на чаяниях армянского народа. Цель из проста: сохранить власть любой ценой.

    Помните Стратегию трансформации Армении до 2050 года, шумно анонсированную Николом Пашиняном 21 сентября 2020 года, в День независимости республики, за неделю до войны?  Вряд ли, поскольку за это время на армянские государства и армянский народ обрушилось столько несчастий, что тут уж не до мечтаний правительства о 2050 годе. Тут бы до завтра дожить, чего уж тут говорить о десятилетиях наперед. Но о ней, оказывается, не забыл сам Никол Воваевич.


    Так, Пашинян во вторник провел совещание, в ходе которого были обсуждены вопросы реализации и возможных изменений Стратегии трансформации Армении до 2050 года. При этом, по мнению премьер-министра, его наблюдения и работа со Стратегией за этот период показывают, что она не только совсем не потеряла своей актуальности, а наоборот, настолько же актуальна, как и на момент ее принятия и публикации.

    Судя по всему, Пашинян и члены его кабинета живут в параллельной вселенной, и реальность у них совершенно иная, чем у страны и ее населения. Вот лишь маленький штрих: на текущий момент из всех республик бывшего СССР Армения, по оценкам Всемирного банка, заняла первое место по уровню безработицы - этот показатель в стране достиг отметки 20,21%, хотя в соседней Грузии он составляет 12%. То есть, экономическая ситуация в нашей стране за прошедшие полтора года если не ухудшилась, то не улучшилась точно. А как министр экономики Керобян заливал, что в 2021 году Армению ждет двузначный экономический рост. Потом он признался, что сделал такое заявление для оказания психологического воздействия на население. Поэтому глупо было бы надеяться, что при нынешних властях и условиях ситуация в экономике улучшится в ближайшее время.

    Кстати, обратите внимание - уровень безработицы в стране растет параллельно с ростом миграции - каждый четвертый житель Армении уезжает. Уезжает по разным причинам – угроза новой войны, экономические неурядицы, которым конца и края не видно, отсутствие перспектив для себя и детей.

    Уезжает из-за национального унижения, наконец, не в силах пережить поражение в войне и потерю большей части Арцаха. То есть, несмотря даже на миграцию, рабочих мест в стране все равно для всех не хватает. Парадокс? Нет, печальные реалии современной Армении. 5-миллионная Армения? 1,5 млн. новых рабочих мест? Преодолеем бедность? Это ведь обещал Пашинян в своей стратегии? Смешно.

    Мне вот интересно, как, за счет чего и кого Пашинян будет претворять в жизнь свои амбициозные планы? Они ведь еще и в сентябре 2020 года казались практически неосуществимым, чего уж тут говорить о сегодняшней ситуации. А может быть, это была просто мечта шагающего бархатного премьера.


    Тогда об этом нужно было прямо и без обиняков сказать. Так нет же, Пашинян и сейчас возвращается к этой теме, и говорит об ее актуальности. Но, простите, нового плана Маршалла в отношении Армении ни США, ни Россия, ни Франция вроде бы не принимали. А своих сил и средств у нас остается все меньше и меньше. Так какие ресурсы он намерен задействовать для скачкообразного развития Армении?

    Никаких. Увы, возвращение Пашиняна к теме Стратегии трансформации Армении до 2050 года  - это стандартная спекуляция власти на чаяниях армянского народа. Ситуация в стране ухудшается с каждым днем, люди бегут из Армении, как с тонущего корабля, а оставшаяся масса демонстрирует острое недовольство. Положение власти становится все более шатким. И потому для ее сохранения Пашинян в очередной раз прибегает к популизму. Он и сам прекрасно все понимает, но почувствовав вкус власти, отдавать ее уже не хочется. Кроме Тер-Петросяна, это был бич все лидеров Армении. Они и сами не верят в свои слова и обещания, но пытаются заставить народ в них поверить. Пашинян – не исключение. Он рисует нам мегацели, которых должна Армения достичь к 2050 году. Но он не обещает, что мы до них доживем.