Наверх

НАША АНАЛИТИКА

Российский миротворец в Арцахе: не друг, а оккупант   Возмущение ArmenianReport

19 Мая 2021 - 14:59 5610

    Тевос Аршакян
    Аналитик ArmenianReport

    Мы для них всего лишь ненужное население нужных ей территорий. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Так какая же разница, кто для нас оккупант – алиевский султанат или путинская Россия?

    10 ноября 2020 года кардинально изменилась конфигурация безопасности Арцаха. Вернее, то, что от него осталось в результате азеро-турецкой агрессии. Поражение и капитуляция Армении привели к тому, что наша Родина-Мать оказалась не в состоянии обеспечивать безопасность арцахского народа и эту функцию взяли на себя Россия и ее миротворческий контингент, который начал разворачиваться в НКР почти сразу после обнародования трёхстороннего заявления о прекращении огня.

    Население НКР с радостью встречало вступавших на их землю российских военных, в которых видело гарантов своей безопасности. Как мы помним, во многих населенных пунктах Арцаха местные жители встречали миротворцев с хлебом-солью и с надеждой. Мы считали, что русские пришли спасать мирных жителей. Но время показало ошибочность подобного суждения. Всего 6 месяцев хватило для того, чтобы понять – русские пришли туда не спасать карабахский народ, а для закрепления роли Москвы в регионе. И первым тревожным звоночком стало то, что миротворцы стали препятствовать возвращению военнослужащих Армии обороны Арцаха из отпуска в Армении в свои воинские части. Блок-посты российских военнослужащих в Бердзоре сотнями заворачивали военнослужащих обратно в Армению.

    Затем командование миротворческого контингента стало усиленно продвигать в НКР вопрос присвоения русскому языку официального статуса. И здесь многие из нас очнулись от дремы. Ведь мы понимали, что все эти разговоры об «учете культурных, военных, экономических отношений между Арцахом и Россией» - всего лишь пыль в глаза, за которой скрывается желание Москвы превратить НКР в зависимую от нее территорию. Но у депутатов парламента НКР не хватило сил и смелости отвергнуть притязания России и в результате в марте этого года закон о присвоении русскому языку официального статуса большинством голосов был принят. И теперь госорганы, юридические лица, учреждения и организации в НКР обязаны вести делопроизводство как на армянском, так и на русском языках. Но это временно – совершенно очевидно, что уже вскоре единственным языком делопроизводства останется русский.

    Дальше – больше. Ни у кого в НКР уже не вызывает никакого сомнения тот факт, что Араик Арутюнян и Виталий Баласанян уже ничего не решают в республике. Их власть сегодня не распространяется дальше их кабинетов. Все вопросы, даже социального характера, они обязаны согласовывать с командующим миротворческим контингентом.

    Но, похоже, русские считают, что карабахский народ еще не сполна испил чашу унижения. Как известно, после оккупации Шуши, Гадрута и других населенных пунктов, азеры столкнулись с дилеммой – как им и военным колоннам попадать туда, если путь их пролегает через армянские территории в Карабахе? Выход быстро нашелся – они передвигаются там в сопровождении российских миротворцев. Трудно передать чувства местных жителей, вынужденных ежедневно наблюдать, как по их земле проходят военные колонны и гражданский транспорт азеров. Тем более, под охраной русских. Самое печальное заключается в том, что в таких случаях российские миротворцы соблюдают лишь права азеров, а на местных просто плюют.

    Не буду ходить далеко за примерами. Недавно я гостил у своих родственников в селе Кармир Шука, которое азеры называют «Красный базар». Это село Мартунинского района НКР населено настоящими героями. Во время войны, несмотря на многократно превышающие силы противника, его жители не сдали врагу ни пяди земли. Азеры положили тут немалое количество аскерни, но захватить село так и не смогли. Однако позорная капитуляция Армении сыграла с Кармир Шука злую шутку. Не покорившись врагу в бою, оно вынуждено терпеть его ежедневное перемещение по селу в направлении в или из Шуши. И когда тут проезжают азеры, сопровождающие их русские миротворцы требуют от местных жителей по возможности не выходить из дома и не приближаться к сельской дороге. Ладно бы, если подобное происходило раз в неделю. Так нет же, иногда бывает так, что азеры, словно муравьи, в день по несколько раз снуют туда-сюда. И что же делать тогда местному населению? Сидеть безвылазно в своих домах? Но разве это не унижение?

    Но и это еще не все.  Чтобы добраться из Армении до этого села, приходится проходить настоящие круги ада через многочисленные блок-посты российских миротворцев. Давайте не будем кривить душой – все мы не понаслышке знаем о природной грубости и даже хамстве россиян. А уж среди российских военных это проявляется в еще большей степени. Разговаривают они с армянами по хамски, со мной, например, разговаривали так, словно я какой-то вооруженный укробандеровец, пробравшийся в Белгород или Ростов, а не армянский журналист.

    Более того, не может не унижать нас, и в первую очередь, жителей Арцаха, привычка российских военных останавливать машины с армянскими номерами, чтобы пропустить колонны азеров. Причем, как военные, так и гражданские. Я лично вынуждены был сидеть в раскаленном от жары салоне старенького «Жигуленка» почти 20 минут, поскольку российские военные перекрали дорогу ради азеров. При этом, запрещается держать в руках телефоны с камерами и даже смотреть в сторону проезжающих.

    В целом, видя подобное отношение российских военных к местному населению Арцаха и к их гостям из Армении, а также анализируя процессы в самой НКР, приходишь к неутешительному выводу о том, что здесь, как и в случае с российской военной базой в Гюмри, не может быть и речи о том, что мы находимся под защитой нашего «стратегического союзника». Нет, в НКР, как и в Армении, Россия всего лишь преследует цель укрепления своего военно-политического присутствия. Мы же для них всего лишь ненужное население нужных ей территорий. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Так какая же разница, кто для нас оккупант – алиевский султанат или путинская Россия?