Наверх

НАША АНАЛИТИКА

Бесславный конец марионетки   Горькая правда ArmenianReport

08 Июля 2024 - 19:07 2875

    Тевос Аршакян
    Аналитик ArmenianReport

    Лето – традиционная пора отпусков в Армении. Видимо, и возглавляющий (по крайней мере – визуально и формально) движение «Тавуш во имя Родины» Баграт Галстанян, сильно подустав, решил взять тайм-аут для отдыха и «залечивания» истоптанных пяток. По крайней мере, в последние дни его имя уже не так часто мелькает в сообщениях отечественных СМИ. Даже больше – он вообще сошел, как говорили раньше, с газетных полос. А может все намного проще, и архиепископ вообще решил свернуть борьбу за свержение правительства Пашиняна?

    Сочувствующие Галстаняну СМИ сообщают, что внутри движения происходит реорганизация, разрабатывается программа временного правительства, видение развития страны, а сам неугомонный священнослужитель намерен «активизировать улицу» осенью, если, конечно, до этого не возникнет форс-мажорная ситуация.

    Впрочем, это уже все болтовня. Ни сам Галстанян, ни силы, стоящие за ним, не решаются публично признаться в том, что движение по факту затухло, и нет никаких предпосылок к тому, что оно может возобновиться с новой силой в ближайшем будущем. Все, песенка Галстаняна и его кураторов из карабахского клана спета. И на это есть целый ряд причин, некоторые из которых мы и попробуем рассмотреть.

    Во-первых, следует отметить, что любое протестное движение только тогда имеет шансы на успех, когда оно действует в режиме блиц-крига, молниеносно. Вспомним, как весной 2018 года брал власть Никол Пашинян. 31 марта он возглавил из Гюмри марш на Ереван, а уже 23 апреля Саргсян подал в отставку. Три недели и власть казалось бы мертвой хваткой держащегося за нее Саргсяна пала. А тут несколько месяцев Галстанян колесил по всей Армении, даже собирал митинги в столице, но произвести хоть малейшего впечатления на правительство Пашиняна так и не смог. Можно сказать, что он заболтал движение, потерял темп и упустил пусть и небольшой, но шанс на свержение Пашиняна.

    Второй момент – доверие и поддержка народа, без чего невозможна ни одна смена власти. Опять же, в 2018 году протестное движение поддержала большая часть нашего общества. Даже действующие военнослужащие и служители правопорядка переходили на сторону Пашиняна, настолько всем нам ненавистна была власть Саргсяна. Да, впоследствии у части общества наступило разочарование, но все же, надо признать, что и сегодня действующий премьер вызывает в народе больше симпатии, чем Кочарян, Саргсян и Галстанян вместе взятые. Да, на первый митинг Галстаняна в Ереване пришло достаточно много людей, и, будь архиепископ посмелее, с такой народной поддержкой он мог бы попытаться свергнуть Пашиняна. Но священнослужитель-бунтарь смалодушничал, начал ставить правительству нелепые ультиматумы, и в итоге не только выставил себя на посмешище, но и растерял поддержку в массах.

    В-третьих, слишком уж явная связь Галстаняна с Кочаряном сыграла с движением злую шутку. В Армении еще не забыли времена правления Кочаряна, и никто в здравом уме не хочет реставрации его власти. А в том, что именно он в случае успеха движения встал бы во главе страны, никто не сомневался. Всем было понятно, что архиепископ – всего лишь марионетка в руках более хитрых и жестоких Кочаряна и Саргсяна.

    И, наконец, четвертый пункт в похоронке Галстаняна и его движения. По сути, обществу так и не была представлена реальная программа действий как внутри страны, так и во внешней политике в случае прихода архиепископа и его кураторов к власти. Они лишь призывали к радикализации методов борьбы с властью, бросая своих сторонников под дубинки полиции. У них по сути не было внятной политической повестки, которая устроила бы все слои общества. Да, на пике протестов к движению стали примыкать новые силы, но все они, во-первых, представляли собой маргинальные элементы, а во-вторых, были давно скомпрометированы в глазах общества.

    Можно сказать, что ныне мы наблюдаем бесславный конец архиепископа Галстаняна, оказавшегося по сути марионеткой карабахского клана. Начав с громких лозунгов о защите и обеспечении безопасности Тавуша, движение так и не смогло из локального, общественного бунта перерасти в более широкий общественно-политический процесс, обрести массовость и выполнить поставленную перед собой задачу. И поэтому все разговоры о том, что, мол, внутри движения происходит реорганизация, чтобы осенью вновь «активизировать улицу» - всего лишь разговоры, призванные замаскировать поражение Галстаняна и Ко.