О чем договорился Серж Саргсян по Амулсару: новая ситуация
Версия Акопа Бадаляна

Политика
22 Августа 2019 - 10:04

 1067

    С помощью 600 млн. совокупных американских инвестиций Саргсян намеревался изменить внутренний экономический баланс в Армении, чего ему так и не удалось сделать.

    Очевидно, что вопросы экологии и политики скрестились по вопросу Амулсара задолго до Бархатной революции, условно, с 2013-14 гг., когда компания Лидиан Армения, тогда еще Геотим получала право на эксплуатацию золотоносного месторождения.

    400-миллионный проект не мог в Армении быть не политическим, тем более, западный, точнее, не российский проект. Причем, в период, когда в Армении достигло апогея противостояние «невласти» властному крылу. Гвоздем этого противостояния была евразиазиация Армении, по завершении которой Кремль дал отмашку на роспуск невластного полюса, что и было сделано 12 февраля 2015 года.

    А до этого Серж Саргсян должен был решать сложнейшую задачу – 14-процентный спад в экономике в 2008-09 гг., замедление экономического роста, отсутствие ресурсов, инвестиций и формирование невластного полюса, не нуждающегося в деньгах. На этом фоне и начался процесс Евроассоциации Армении, с помощью которого Серж Саргсян пытался сбалансировать как внутреннюю, так и региональную политико-безопасностную ситуацию. Поскольку апогея достигал и процесс нарушения регионального баланса русско-азербайджано-турецким трио.

    Именно на этом фоне Серж Саргсян был загнан в угол невластным полюсом и вынужден был за одну ночь порвать согласованный документ о Евроассоциации и заявить о вступлении в Евразийский союз. В тот же день Серж Саргсян заявил об ожидавшихся российских миллиардных инвестициях, хотя, пожалуй, прекрасно знал, что их не может быть.

    В той ситуации проект Амулсара имел для Сержа Саргсяна важное политико-экономическое значение, как и проект Воротанского каскада, который тогда при 200 млн. инвестиций был крупнейшим американским вложением в Армении. Оба проекта с самого начала столкнулись с ожесточенным сопротивлением.

    С помощью 600 млн. совокупных американских инвестиций Саргсян намеревался изменить внутренний экономический баланс в Армении, чего ему так и не удалось сделать (хотя в 2008 году в Армении сменилась власть, но экономический статус-кво сохранил «кочаряновскую» структуру).

    С другой стороны, Саргсян пытался смягчить последствия насильственного присоединения к Евразийскому союзу, понимая, что они скажутся прежде всего на его власти. Апрельская война 2016 года и внутриполитические «афтершоки» в июле того же года стали тому свидетельством.

    2016 год не позволил Саргсяну осуществить свои планы. Он сохранил президентскую должность, но для соблюдения баланса вынужден был обратиться к Карапетянам, на их условиях.

    После революции внутренние реалии в Армении кардинально изменились, но вопрос статус-кво капитала и баланса остается одной из главных угроз для Никола Пашиняна.

    Lragir

     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх