Для чего Царукяну нужна максимально высокая степень самостоятельности?
Анализ Акопа Бадаляна

Политика
28 Июня 2020 - 21:31

 905

    Основным для Царукяна является избавление от политики вообще и таким образом избавление ее от себя. От этого выиграют все.

    Газета «Иратес» пишет, что инициатива сплочения партий «Дашнакцутюн» и «Родина» (которую возглавил бывший глава Службы нацбезопасности Артур Ванецян) не продвигается по вине Гагика Царукяна.

    Согласно изданию, «Дашнакцутюн» и Артур Ванецян разочарованы тем, что Царукян не сумел собрать на протест по крайней мере 1000 человек. В то же время газета сообщает, что приблизившиеся к объединению несколько других партий надеялись расположиться у финансового пирога Царукяна, в чем, однако, лидер «Процветающей Армении» отказал.

    Это, пожалуй, самая примечательная часть информации. Приходит ли Царукян в сознание, отклоняя новые заявки на превращение его в экономико-политическую «дойную корову»?

    С момента, когда Царукян вошел в политику, — что, конечно, произошло не по его собственной инициативе, — председатель «Процветающей Армении» находился в статусе именно экономико-политической «дойной коровы». Конечно, здесь есть одно относительное обстоятельство. В конце концов, таким образом Царукян обслуживал политические интересы системы, превратившей его в крупного собственника или как минимум позволила им стать, и по чьим правилам и играл лидер ППА.

    Мог ли он отклонить предложение войти в политику? Трудно сказать. Это зависит от ряда факторов. К примеру, насколько Царукян был самостоятелен в своих бизнес-достижениях, так сказать, независим от системы. В то же время, существенную роль мог играть фактор человеческих отношений, жертвой которого стал Гагик Царукян.

    Времена, однако, изменились, пройдя несколько этапов трансформации. За это время Царукян получил много ударов: возможно, в контексте логики прежней системы, получил их несправедливо, по его же мнению. Но эти удары были для него, пожалуй, ударами «независимости», и после каждого такого этапа Царукян в какой-то мере приобретал самостоятельность. Это, пожалуй, позволяет теперь принимать самодовлеющие решения и отклонять предложения от системы, в которой сформировался.

    Однако лидер ППА должен ответить на основной вопрос: для чего ему нужна максимально высокая степень самостоятельности? Для самостоятельной политики или для того, чтобы покинуть ее и остаться в экономической деятельности? С другой стороны, для Царукяна этого вопроса быть не должно, если удары наделили его не только некоторой самостоятельностью, ресурсом голоса, но и мудростью. В соответствии с этим, председатель ППА должен представлять, что в экономико-политическом смысле он всегда, оставаясь в политике, будет иметь статус «дойной коровы», а не «святейшего», потому что в политике он «инородное тело».

    Основным для Царукяна является избавление от политики вообще и таким образом избавление ее от себя. От этого выиграют все, за исключением тех, для кого Царукян был с одной стороны источником питания, с другой — объектом списывания рисков.

    Причем, не имеет никакого значения, какова вокруг политическая расстановка, кто занимает кресло премьера, кто — оппозиция.

    С одной стороны, конечно, для лидера ППА существует вопрос о том, что будет с тем колоссальным вложением, которое он сделал в политике за прошедшие годы. Ведь потрачены большие деньги. Конечно, если ему удастся выгодным образом осуществить «отчуждение» партии в чью-либо пользу, это станет лучшим решением, и возможно, справедливым. Тем более что многие из прежней системы обязаны Царукяну.

    С другой стороны, если найти выгодный вариант не удастся, лидер ППА может рассматривать совершенные затраты в качестве своего рода «жертвы» за успешный уход из политики.

    Lragir, Epress


     

     





    ВСЕ НОВОСТИ


Наверх