Наверх


    Рустам Бадасян: «Жесткий или повсеместный веттинг можно осуществить лишь при помощи конституционных изменений»

    ПОЛИТИКА - 18 Апреля 2021 - 11:39  |  Просмотров - 215

    Фрагмент интервью Sputnik Армения с министром юстиции Рустамом Бадасяном.

    — В 2018 году, после революции, судебно-правовые реформы начались с веттинга. По крайней мере, так было заявлено. Какие есть достижения сейчас?

    — Это сложный вопрос. Мы все время говорим, что начали, но я думаю, мы должны четко себе представить хронологию, с чего начали и чего достигли. Судебные реформы требуют продолжительного и системного подхода.

    О веттинге много говорят, много спекулируют на эту тему. Во-первых, несколько «частей» веттинга уже вступили в силу и действуют: проверка имущества судей, возбуждение дисциплинарного производства, то есть у нас есть результаты, у нас есть случаи прекращения полномочий судей.

    — Сколько таких случаев?

    —Возбужденные мной дисциплинарные производства уже перевалили числом за 45. Что касается Комиссии по предупреждению коррупции, то она только начала применять этот инструмент. Думаю, будет правильно, если они сами прокомментируют, потому что мы не владеем этими данными.

    Есть также возбужденные уголовные дела на основании проверки имущественного положения, а также производства относительно дисциплинарных и административных правонарушений. То есть частично действует. Вообще, что мы подразумеваем под веттингом? Например, у нас есть проект по созданию профессиональных судов - это суды по контролю над досудебными производствами, антикоррупционный суд и суд отдельной специализации. Их реализация, по нашему мнению, существенно повлияет на общественное восприятие и повысит доверие общества к судебной системе.

    Я всегда отмечал: жесткий веттинг или повсеместный веттинг можно осуществить лишь при помощи конституционных изменений. И, по сути, часть 7 главы поправок в Конституцию также готова в концептуальном плане. Конечно, думаю, работа Комиссии по конституционным реформам будет продолжена уже после внеочередных выборов.

    — Затрагивая тему судебных реформ, не можем обойти вниманием уголовное дело, возбужденное против председателя Высшего судебного совета. Часть общества расценила это как уголовное преследование после того, как председатель ВСС не подчинился властям. Что скажете по этому поводу?

    —Возможно, есть часть общества, которая так это восприняла. По крайней мере, я этого не заметил. Думаю, было много разговоров об угодных властям судьях, а потом вдруг выясняется, что все не так. То есть пытаются представить все процессы в судебной власти как часть некоторых политических процессов. Затем эти же самые круги фиксируют обратное.

    Следовательно, говорить о политических преследованиях излишне. Это обычный процесс: началось уголовное преследование, что регулируется Судебным кодексом. И ВСС принял решение приостановить полномочия своего председателя. Это не означает, что кто-то хочет кого-то поставить на должность врио главы ВСС, все это также регулируется законом. Думаю, здесь никаких опасений быть не может, поскольку решение о приостановке полномочий принял ВСС, и если бы были замечены какие-либо нарушения, то реакция не заставила бы себя долго ждать. В конце концов все дела рассматриваются в судебной системе, независимость которой хотя бы в таких кругах в последнее время не вызывает сомнений.

    — Президент не подписал два законопроекта о внесении изменений в Судебный и Гражданский кодексы, направив их в Конституционный суд для проверки на предмет конституционности.

    — Мы также выразили озабоченность по поводу первого (Судебного кодекса - ред.). Но в процессе первого и второго чтений все наши опасения развеялись. Вариант, дошедший до второго чтения, уже не был проблематичен с точки зрения противоречия Конституции.

    Что касается второго проекта (Гражданского кодекса - ред.), мы также утверждали, что есть проблемные пункты, связанные с размером компенсаций за клевету и оскорбление, и представили свои наблюдения. В любом случае, думаю, что проблемы конституционности с первым кодексом нет. Но в обоих случаях дождемся решения Конституционного суда.

    — Готовы ли вы при необходимости пересмотреть законопроекты?

    — Это не наши (министерства) проекты. У нас есть узкоспециализированные регулирования, связанные с досудебным производством, которые также находятся в Конституционном суде, и мы уверены, что там нет проблем с конституционностью.

    Что касается клеветы и оскорбления, мы не собираемся пересматривать здесь что-то, мы за более системный подход, и думается, даже была такая парламентская инициатива - что, во-первых, важно обеспечение рассмотрения этих дел в сжатые сроки, а это невозможно одним лишь изменением закона, тут необходимо обеспечение также организационных и технических сторон, что связано с загруженностью судов.

    Вообще, честь и достоинство человека в Армении, к сожалению, уязвимы: любая дезинформация, любое оскорбление публикуется, и эффективный механизм борьбы с этим, на наш взгляд, не размер компенсации, а быстрое и эффективное судебное разбирательство. Вообще, нужен системный подход, чтобы не смешивать оскорбление с критикой и не унижать достоинство человека. Мы обязательно выступим с такой инициативой, в том числе в связи с ситуацией в соцсетях.

    Sputnik-Армения






Лента новостей

    ВСЕ НОВОСТИ